Нужна помощь
специалиста? Мы поможем

Назад

Не в Милан, так на Урал

Правда, пока цель ретейлеров не завоевание подиумов Парижа и Милана, о котором мечтают чиновники Смольного, а Москва и другие российские регионы.

К примеру, команда Freedom Team, продающая сейчас творения петербургских дизайнеров в ТЦ «Галерея» и «Невский Центр», в дополнение к ним в конце 2016 года запустила магазин в московском универмаге «Цветной» и екатеринбургском «Ельцин центре». На этом ретейлер останавливаться не намерен. «В 2017 году мы хотим выйти еще в три города-миллионника», – рассказал «Фонтанке» основатель проекта Дмитрий Тимуршин.

Woowfamily петербургского предпринимателя Дениса Шевченко (магазины Gate31, Want, Len Studios, Museum) в декабре 2016 года запустила бутик Want в Москве.

На столицу смотрят и создатели проектов «Мыльная белка» и «Отдел» Алексей Пушин и Марина Колбакова. Второй «Отдел» появится в марте в пространстве «Хлебозавод» в Москве. «Перспективы в других крупных городах мы тоже видим, но пока нам важнее использовать потенциал Петербурга и Москвы», – отметила Марина Колбакова.

А вот Наталья Жиляева, основательница магазина Weshalki, который работает во «Владимирском пассаже», наоборот, хочет обойти Москву стороной. В конце 2016 года она вместе с местным партнером вывела Weshalki в Белгород. В планах на 2017 год еще пять точек. «Но это будет не Москва и не миллионники», – отметила она.

Создатели Lyyk тоже не прочь развиваться по модели франчайзинга, о чем сообщают на своем сайте.

Красиво шить не запретишь

По словам ретейлеров, к экспансии их подтолкнули две проблемы, знакомые каждой моднице, — некуда повесить и нечего надеть. То есть, с одной стороны, перенасыщенность рынка, с другой – отсутствие качественного предложения.

В последние годы число дизайнеров и магазинов, продающих их продукцию, в Петербурге увеличивалось в геометрической прогрессии. Сейчас в городе работает до 100 бутиков, не считая точек, которые открывают модельеры для собственной марки.

Их финансовые показатели могут довольно сильно разниться. Кто-то продает на 500 тыс. рублей в месяц, кто-то на 5 млн рублей. Несмотря на довольно высокую наценку (продавец, как правило, забирает минимум половину розничной стоимости), значительная часть дохода уходит на оплату аренды, рекламу и зарплату сотрудникам. В итоге в кармане ретейлера остается только 10 – 15% от выручки. «Бизнес нельзя считать убыточным, но мегаприбыли он не приносит», – констатирует Наталья Жиляева.

Единственный способ сделать продажу вещей от малоизвестных дизайнеров доходной – это нарастить объемы. По словам участников рынка, в последние годы рынок стремительно рос. Сначала драйвером роста выручки было увеличение предложения (появлялись новые марки, по мере роста ассортимента расширялись площади), затем увеличение цен (поскольку местные дизайнеры используют импортные материалы, их продукция подорожала после девальвации на 20 – 30%).

Но эти источники уже исчерпаны. По словам Дмитрия Тимуршина, финансовые показатели уже работающих магазинов в прошлом году «были стабильными». «Мы уже приблизились к масс-маркету и начинаем жить по его законам», – отмечает предприниматель.

С одной стороны, творения местных модельеров подорожали из-за обвала рубля не так сильно, как импортные марки. В итоге по стоимости они приблизились к массовым брендам среднего ценового сегмента. К примеру, цена на платья от петербургских дизайнеров варьируется от 6 до 12 тысяч рублей, на свитера и юбки — от 5 до 10 тысяч  рублей, верхнюю одежду — от 10 до 25 тысяч рублей.

С другой стороны, из-за кризиса люди стали больше экономить и уже не готовы тратить деньги на покупку не самых дешевых вещей от не самых известных марок. «2016 год был одним из самых плохих. Даже обычного декабрьского ажиотажа не было», – соглашается Наталья Жиляева. По ее словам, продукция местных модельеров уже не вызывает wow-эффекта. «Петербургский рынок стал слишком насыщенным, слишком конкурентным», – считает предприниматель. Другое дело регионы, куда мода на немассовый дизайн еще не дошла.

В крупных городах петербургский стиль тоже востребован. «В московском и екатеринбургском магазинах Freedom Store спрос на марки из Северной столицы выше, чем в ней самой», – рассказывает Дмитрий Тимуршин.

Что зашито в цену

А вот покорять зарубежные рынки, к чему неоднократно призывали петербургские власти, наши дизайнеры пока не готовы. Несмотря на огромное количество модельеров, появившихся за последние годы в Петербурге, их продукция не сможет соперничать с иностраннными конкурентами.

«Платье стоит 100 – 200 евро, это слишком дорого. В Милане на эту сумму можно купить одежду действительно известных брендов, а не какой-то Маши Ивановой. Нашим дизайнерам надо серьезно поработать с себестоимостью», – говорит Наталья Жиляева.

Петербургским модельерам не хватает оригинальности и профессионализма. «Каждый день на почту приходят предложения от пяти-шести новых брендов. Но обычно это не заканчивается сотрудничеством. Либо предложения неактуальны и не соответствуют тому, что происходит в моде на сегодняшний день, либо не просчитана элементарная экономика», – говорит Марина Колбакова. Недостаток качественного предложения от местных модельеров, например, в таких категориях, как обувь и деним, «Мыльная белка» компенсирует продукцией иностранных дизайнеров.

Есть проблема и со стабильностью поставок. Многие петербургские магазины, в отличие от западных коллег, по-прежнему работают по модели шоу-рума: то есть сдают дизайнеру вешалку за определенную плату, не неся никакой ответственности за объем продаж, или же берут товар на реализацию — то есть рассчитываются с производителем уже после того, как продадут товар конечному потребителю.

«Мы бы рады закупать товар, а потом продавать, как это делают за рубежом, но пока сами дизайнеры к этому не готовы», – говорит Дмитрий Тимуршин. По его словам, для этого необходимо, как минимум, чтобы весной они могли показать осеннюю коллекцию, а затем обеспечить нужные объемы и размерную линейку. Впрочем, Freedon Team намерена постепенно переходить на эту модель. «Это будет способствовать дальнейшему снижению цены», – считает предприниматель.

Чтобы помочь дизайнерам добиться сокращения операционных затрат, Freedom Team создал для них швейный коворкинг, а также стал оказывать аутсорсинговые услуги по ведению бухгалтерии. «В этой отрасли учет пока не воспринимается как норма», – констатирует Дмитрий Тимуршин.

А вот снизить себестоимость за счет материалов в ближайшее время вряд ли получится. «Мы хотели делать собственную коллекцию, но поняли, что подходящих российских тканей просто нет», – говорит Наталья Жиляева.

Но в Смольном уже придумали, как решить проблему если не с тканями, то хотя бы с фурнитурой. Выпускать молнии и пуговицы в Северной столице будут заключенные, военные заводы и турки, пообещал дизайнерам вице-губернатор Сергей Мовчан.

Сохраните в соц.сетях, чтобы не потерять

Учитесь зарабатывать на франшизе

Научиться

Задайте ваш вопрос!

Вступите в наш Клуб!

Мы поможем вам с бизнес-планом!

Мы поможем вам с франшизой!

Подпишитесь на наши новости!

Внесите свой вклад в общее дело!
Мы свяжемся с вами и договоримся о деталях.